Azerilove.net - http://www.azerilove.net
Информационно-психологическая война как средство достижения политических целей
http://www.azerilove.net/articles/85/1/%C8%ED%F4%EE%F0%EC%E0%F6%E8%EE%ED%ED%EE-%EF%F1%E8%F5%EE%EB%EE%E3%E8%F7%E5%F1%EA%E0%FF-%E2%EE%E9%ED%E0-%EA%E0%EA-%F1%F0%E5%E4%F1%F2%E2%EE-%E4%EE%F1%F2%E8%E6%E5%ED%E8%FF-%EF%EE%EB%E8%F2%E8%F7%E5%F1%EA%E8%F5-%F6%E5%EB%E5%E9
Love @
 
@ Love @
Опубликован в 01/13/2005
 
Информационная война может приобретать форму открытых и скрытых целенаправленных, специальным образом организованных информационных воздействий социальных, политических и иных систем, направленных на приобретение информационного превосходства над противником и нанесения ему материального, идеологического или иного ущерба

Информационно-психологическая война как средство достижения политических целей

Информационная война может приобретать форму открытых и скрытых целенаправленных, специальным образом организованных информационных воздействий социальных, политических и иных систем, направленных на приобретение информационного превосходства над противником и нанесения ему материального, идеологического или иного ущерба. Информационно-психологическая война в качестве вооруженной формы информационно-психологической агрессии является крайней формой разрешения противоречий в информационном обществе. В информационной (информационно-психологической) войне информационная борьба ведется враждующими сторонами в форме проведения тайных информационно-психологических операций с применением информационного оружия. Признаки ИПВ:

  • насилие как основная форма взаимодействия участников политического конфликта;
  • информационно-психологические операции как специальная организационная форма оказания политического воздействия на участников конфликта;
  • применение информационного оружия.

    Рассматривая войну как вооруженную форму агрессии, можно считать, что в информационно-психологической сфере агрессия перерастает в войну в том случае, если одна из сторон конфликта начинает применять против своих противников информационное оружие. Этот критерий может оказаться простым и надежным способом выделения из всего многообразия происходящих в информационном обществе процессов и явлений, представляющих для него и его нормального (мирного) развития наибольшую опасность. Особенности организации и проведения операций информационно-психологической войны:

  • внезапность нанесения удара по противнику;
  • скрытость стадии подготовки операции (в том числе - возможность скрытного, практически не выявляемого разведкой противника маневрирования силами и средствами, а также возможность их быстрого и скрытого сосредоточения вблизи границ и жизненно важных коммуникаций противника для внезапного нанесения удара);
  • идеальные условия для маскировки и сокрытия истинных намерений, создаваемые использованием методов психологического и информационно-технического воздействия (из средств информационно-психологической войны), возможность действовать <под чужим флагом>;
  • отсутствие материальных (криминалистически значимых) следов агрессии, позволяющих установить истинного агрессора и привлечь его к международной ответственности; отсутствие необходимости физического вторжения на территорию противника и оккупации этой территории для достижения своих целей;
  • бездействие основного вооруженного потенциала государства, ставшего жертвой информационно-психологической агрессии, фактическое бездействие или неэффективность традиционных военно-политических союзов, созданных для отражения попыток военного вторжения и коллективной обороны от традиционных средств вооруженного нападения;
  • хорошие возможности для нанесения жертве агрессии (в условиях мирного сосуществования) ущерба, сравнимого с результатами военных действий на его территории, без официального объявления войны или каких-либо иных изменений дипломатических отношений;
  • серьезные трудности, испытываемые жертвой агрессии при обнаружении источника информационной (психологической) агрессии, ее квалификации и определении степени опасности и агрессивности выявленных атак (нападений) на его информационные ресурсы и социальную сферу информационно-психологических отношений, а также истинных масштабов и целей агрессии, поскольку информационно-психологические операции проводятся тайно, с соблюдением мер конспирации и выявить факты их проведения можно только в результате сложного процесса аналитической реконструкции (воссоздания замысла, структуры, установления целей, задач, сил и средств методов достижения целей и многого другого) такой операции по немногочисленным внешним проявлениям и - как правило, косвенным - признакам этой деятельности агрессора, фиксируемым в физическом и информационно-психологическом пространстве. Такие трудности ставят жертву информационно-психологической агрессии в невыгодное положение, в первую очередь, на начальных стадиях конфликта, когда требуются немедленные действия для предотвращения наносимого агрессором ущерба. Следует также отметить, что, в силу латентности протекания организационной и активной стадии информационно-психологической операции жертва агрессии может обнаружить, что на нее напали, только на завершающей стадии проведения такой операции, когда локализация ущерба уже вряд ли возможна;
  • трудности, испытываемые жертвой агрессии при выборе системы мер реагирования на информационно-психологическую агрессию, предотвращения нанесения этим нападением ущерба государственным интересам и выборе адекватного ответа (ударом на удар). Это связано как с трудностями установления по немногочисленным, в основном, косвенным признакам и проявлениям истинных целей агрессивных действий, так и с отсутствием четкой общепринятой классификации (методики оценки) разновидностей информационно-психологической агрессии, позволяющей однозначно отнести те или иные действия, совершаемые агрессором в информационно-психологической сфере, к экспансии, агрессии или войне; отсутствие военно-политических блоков, союзов и коалиций, призванных обеспечивать коллективную безопасность от внешней агрессии в информационно-психологической сфере, что оставляет жертву информационно-психологической агрессии один на один с агрессором без какой-либо заранее подготовленной поддержки извне.

    Принципы информационно-психологической войны.

    1. Использование принципа информационной асимметрии, трансформация структуры информационного пространства противника в целях создания и маскировки у его информационных объектов новых, асимметричных, свойств, уязвимых для асимметричного оружия.
    2. Скрытность и анонимность оперирования информационно-психологическими воздействиями, возможность проведения их <под чужим флагом> и с любой точки информационного пространства.
    3. <Плавность> переключения информационных воздействий, регулируемая в широких пределах интенсивность и продолжительность их реализации: от организации информационных <шоков>, <ударов>, <вбросов>, <блокад> до вялотекущих, латентных, растянутых на годы микродозированных воздействий.
    4. Многоаспектность и многообъектность воздействия с высокой степенью координации во времени и пространстве. Растущая <пронизанность> всех сфер жизни общества информационными системами и технологиями дает возможность <выстроить> информационные воздействия адекватно принятому (и корректируемому в реальном масштабе времени) алгоритму воздействия на различные сферы, процессы, страны, объекты, группы, персоны одновременно, в нужной последовательности и под различными <углами воздействия>. Это позволяет оптимизировать получение требуемого конечного результата и расходы на его достижение.
    5. Способность <малыми> информационными воздействиями получить <большие> конечные результаты. При обретении высокого уровня в моделировании развития ситуаций, который дает возможность выявлять тенденции и управлять не уже идущими процессами, а предшествующими им изменениями (тенденциями), государства, участвующие в информационно-психологической войне, в состоянии вносить управляющие воздействия с малой затратой общей <энергетики> в упреждающем режиме.
    6. Перенос функций сдерживания на информационную сферу. Ведущие государства мира ориентируются на превентивность действий в реализации функций сдерживания. Достижение информационного доминирования создает базу и необходимые условия для этого. В случае успеха курса на ядерное разоружение мира информационное доминирование может стать главным механизмом сдерживания и обеспечения мирового, в том числе в силовом аспекте, лидерства.
    7. Информатизация как главный резерв повышения эффективности силовых (военных) акций. Существенным доводом в пользу этого служит, как представляется, утверждение американских специалистов о том, что стоимость традиционных систем оружия имеет <практический потолок>, который уже достигнут большинством стран.
    8. Наведение хаоса в подвергающейся информационному воздействию сфере и последующее управление им (или с помощью его) - как один из принципов получения нужных результатов.

    Признаки, указывающие на то, что в отношении данного государства готовится информационно-психологическая война.

    1. Укрупнение геополитических субъектов, создание новых союзов и коалиций, в которых основной связующей целью объединения субъектов геополитической конкуренции является совместная конкурентная борьба за право преимущественного влияния на определенные части информационно-психологического пространства и протекающие в них процессы. При этом основной задачей государства, обнаружившего неожиданное появление у своих границ такой коалиции, является определение истинных целей создания такой коалиции и причин, побудивших разнородных геополитических субъектов к такому объединению. Если коалиция создана для достижения одной или нескольких конкретных целей, которые прямо противоречат государственным интересам, а их реализация нанесет ущерб безопасности государства и его геополитической мощи, то можно предполагать, что такой союз создан для ведения агрессии (войны), а сам процесс объединения геополитических субъектов в коалиционные структуры по направлениям деятельности и специализации носит характер создания ударной группировки, концентрации и распределения сил и средств агрессора вблизи жизненно важных объектов информационно-психологической инфраструктуры противника перед нападением на него.
    2. Создание благоприятных условий для возникновения внутри государства и на его границах новых квазисамостоятельных субъектов геополитической конкуренции, способных самостоятельно выходить с собственными инициативами на международный уровень, геополитические интересы которых не совпадают (в идеале - прямо противоположны) интересам государства в лице образующих его ядро субъектов и территорий; инициирование и поддержка информационно-психологического и геополитического сепаратизма.
    3. Наращивание своего присутствия и влияния - финансового, технологического, информационного, идеологического - над национальными ОТКС и СМИ с целью установления полного или частичного внешнего контроля над национальными информационными ресурсами и психологической сферой общества.
    4. Введение в действие комплекса мер информационной (информационно-психологической) блокады - информационная изоляция, отсечение государства от международных информационных ресурсов (или введение внешней цензуры на поступающую в государство информацию), блокирование деятельности на территории данного государства субъектов информационно-психологического пространства, являющихся по отношению к данному государству донорами информационных ресурсов.
    5. Создание негативного психологического фона (например, методом постоянной трансляции по подконтрольным СМИ и МК специально подобранных материалов, подробно иллюстрирующих и комментирующих какую-либо деятельность, явление в жизни общества или социальный процесс в определенном, как правило, негативном, ключе) в отношении деятельности (или отдельных ее направлений) системы органов государственной власти и местного самоуправления, создавая почву для мгновенной инициации (в нужный момент) бурной негативной и деструктивной реакции общества, направленной на государственную власть, которую можно вызвать разовым выбросом концентрированной информации, психологически побуждающей к немедленным спонтанным действиям и носящей характер искры, попадающей в бочку с порохом.
    6. Целенаправленные действия по формированию внутри общества атмосферы психологической напряженности.

    В информационном обществе информационно-психологическая война является неотъемлемой составляющей политических отношений и основным инструментом политического принуждения и достижения политических целей. Именно информационно-психологическая война является тем фактором, который может заметно изменить направленность геополитических процессов и отношений в информационном обществе и привести к смещению геополитических центров притяжения национальных интересов субъектов геополитической конкуренции в информационной сфере - стран, лидирующих в разработке информационных и телекоммуникационных технологий, стран, контролирующих стратегически важные <транспортные> магистрали передачи информации и стран, контролирующих (и использующих в собственных интересах) основные потоки информации. Кроме того, последствия (в том числе - нанесенный ущерб) акций и ударов информационно-психологической войны способны изменить саму структуру информационного пространства (в частности, маршруты следования потоков и положение узлов притяжения информационных потоков, а также приоритет и монополию в разработке и внедрении передовых информационных и телекоммуникационных технологий одних субъектов геополитической конкуренции относительно других), а также к отчуждению (экономическому, культурному, юридическому отделению) части территории государства и перераспределению других видов стратегически важных ресурсов. Такие изменения неизбежно приводят к изменениям общей, стабильной картины геополитических отношений между субъектами геополитической конкуренции и нарушению баланса геополитических интересов, что обязательно отразится на состоянии безопасности каждого из рассматриваемых государств и территорий.

    В силу отсутствия международных и национальных правовых норм, позволяющих в мирное время (без официального объявления войны со стороны агрессора) юридически квалифицировать враждебные действия иностранного государства в информационно-психологической сфере, сопровождающиеся нанесением ущерба информационной, психологической или иной безопасности Российской Федерации, как акции информационно-психологической агрессии (информационно-психологической войны), что позволило бы поступать с агрессором по законам военного времени, а также отсутствие четких, однозначных, закрепленных юридически критериев оценки материального, морального, иного ущерба, наносимого агрессивными действиями противника, позволяет и в мирное время активно использовать наиболее опасное и агрессивное средство воздействия на субъекты и отношения между субъектами современного информационного общества - арсенал сил и средств информационно-психологической войны - в качестве основного средства достижения политических целей.

    Информационно-психологическая война является наиболее агрессивным средством достижения государствами-участниками информационного противоборства безусловного лидерства в информационно-психологической сфере - так называемого информационного доминирования.

    Различия между информационной войной и войной традиционной.

    1. Обычная война обладает известным и четким арсеналом воздействия. Из-за его предсказуемости возможно построение в ответ определенного рода оборонительных систем и проведение защитных мероприятий. Ситуация становится иной в случае войн информационных. Арсенал воздействия в них характеризуется достаточной долей гибкости и непредсказуемости. В большинстве случаев в информационной войне отсутствует возможность предугадать направление и инструментарий возможной атаки.
    2. В случае обыкновенной войны территория захватывается полностью, тогда как при информационной войне возможен поэтапный захват. Вероятна отдельная работа с лидерами мнений, с молодежью и т.д., т.е. при сохранении всеобщей нормы отдельные зоны могут выводиться из-под информационного влияния. Информационная война в этом плане выглядит как <мирная война>, поскольку может идти на фоне всеобщего мира и благополучия.
    3. Возможность многократного захвата одних и тех же людей. В рамках войны обыкновенной действует логика <да-нет>, в случае войны информационной имеется вариант нечеткой логики, когда оценки могут даваться с определенной вероятностью (на 40 %, на 60 % и т.п.). Более того, одновременно на человека могут действовать разные <противники>, по сути захватывая разные тематические зоны его сознания.
    4. В обыкновенной войне те, кто захватывает территорию, и те, кто потом ее осваивает, являются разными людьми и выполняют разные социальные роли. В случае войны информационной эти позиции совпадают. Информационная война во многом стирает четкое разграничение типа <друг/враг>. Можно считать кого-то союзником, хотя на самом деле он является врагом. У человека могут быть подвержены захвату те или иные его характеристики, другие же характеристики, обращенные вовне, оказываются вполне нормальными.
    5. В отличие от обычной войны, когда применяемое физическое оружие разрушает в пределах зоны поражения все, информационное оружие действует избирательно, охватывая по-разному различные слои населения. Обычное оружие действует на любую часть населения одинаково.
    6. Главной опасностью информационной войны является отсутствие четко идентифицируемых (видимых) признаков разрушительного воздействия, характерного для войн обычных. Население даже не ощущает, что оно подвергается воздействию. В результате общество не приводит в действие имеющиеся в его распоряжении защитные механизмы. Чувство опасности, которое в иных ситуациях действует безотказно, в данном случае не срабатывает.
    7. Театр военных действий в информационной сфере (включающий в себя сети, сетевую инфраструктуру, потоки информации) формируется не природой и географическим положением морей, континентов и островов, как это имеет место в обычной войне, а, в первую очередь - сетевыми корпорациями и провайдерами различных категорий. Таким образом, условия ведения боевых действий в открытых сетях напрямую зависят от их состояния и условий функционирования, которые определяет владелец данного сегмента сети - компания провайдер.
    8. При возникновении конфликта в сетях провайдеры автоматически в него вовлекаются и становятся третьей стороной (участником) конфликта, причем в защите интересов владельца сети (провайдера) в информационно-психологической войне заинтересованы и сторона-агрессор, и сторона-жертва нападения.
    9. Линия фронта, глубокий тыл и другие традиционные понятия военной теории в информационно-психологических боевых действиях теряют свою смысловую нагрузку и нуждаются в доработке и переопределении.
    10. В случае начала боевых действий силы специальных информационно-психологических операций получают возможность со своих баз, удаленных от линии фронта, наносить стремительные удары по объектам противника, находящимся у него глубоко в тылу (удаленный доступ), при этом маневрирование силами и средствами и концентрация ударной мощи на направлениях нанесения удара не требует по сравнению с обычными вооруженными силами ни заметных затрат времени, ни привлечения большого количества материально-технических средств транспортировки.
    11. В мире еще не определено окончательно, когда информационно-психологические акции в инфосфере становятся агрессией, сопоставимой с вооруженным вторжением армии иностранного государства на территорию страны, поэтому фактически боевые операции могут проводиться силами информационно-психологических операций в условиях официального мира.

    А.В. Манойло , amanoilo@finserv.ru

    Литература:
    1. Манойло А.В., 2003 г.: Государственная информационная политика в особых условиях, монография. - М.: Изд. МИФИ, 388 с.: ил.
    2. Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б., 2003 г.: Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны, монография. - М.: Горячая линия - Телеком, 541 с.: ил.
    3. Грачев Г.В. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической защиты. М.: Изд-во РАГС, 1998.
    4. Грачев Г.В., Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М.: ИФ РАН, 1999.
    5. Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б., 2003 г.: Государственная информационная политика в условиях информационно-психологических конфликтов высокой интенсивности и социальной опасности, курс лекций. - М.: Изд. МИФИ, 390 с., ил.
    6. Фролов Д.Б., Воронцова Л.В. Информационное противоборство: история и современное состояние. -М.: Горячая линия - Телеком, 2003 (в печати).
    7. Прохожев А.А., Турко Н.И. Основы информационной войны // Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика. М., 1996. С. 252-253
    8. В.Б. Вепринцев, Манойло А.В., Петренко А.И., Фролов Д.Б., Операции информационно-психологической войны. Краткий энциклопедический словарь. - М.: Горячая линия - Телеком, 450 с.: ил.
    9. Манойло А.В., Фролов Д.Б., Информационно-психологические операции как организационная форма реализации концепции информационно-психологической войны, С.Пб.: Проблемы информационной безопасности. Компьютерные системы, 2003 г., № 2, с. 7-14.
    10. Манойло А.В., Фролов Д.Б., Информационно-психологическая война в системе политических отношений информационного общества, 2003 г.: Государственная информационная политика: проблемы и технологии, Сборник статей / Отв. редактор и составитель Е.П. Тавокин - М.: Изд-во РАГС, с. 85-95